Война миров

Наши знания о большинстве войн можно сравнить со знаниями об айсбергах. Вершина айсберга открыто явлена, доступна для изучения. Об исторических очевидностях войн написаны учебники. В них, в качестве причин рассматривают амбиции лидеров, экономические интересы отдельных групп и мало говорят о том, что составляет основную силу военного движения.

По аналогии с подводной частью айсберга, основная составляющая любого конфликта – это люди, участники военных действий. Большинство их тех, кто добровольно выходит на войну, декларируют защиту своего права на жизнь сообразно культуре, носителями которой они являются.

Это утверждение легко подтвердить, если посмотреть на  действующие сегодня конфликты. По крайней мере, все современные войны – это войны носителей разных культур. И если мы хотим перестать воевать, нам нужно научиться уважать и охранять культуру друг друга. При этом, понятие культуры не сводится к  религии, но включает в себя весь комплекс образцов поведения, которыми человек руководствуется в своей жизни.

Огромное количество человек втянуты в сегодняшние войны из-за безграничной экспансии западной культуры. Во время своего мирового распространения, западный образ жизни, основанный на капиталистическом способе организации общества и поддерживаемый демократическими процедурами формирования власти, распространяется как единый комплекс. Приходя на «новое место» он вымещает не только установившиеся процедуры реализации государственности, но и все остальные, естественные для людей культурные нормы. Именно данное обстоятельство является глубоким основанием конфликтов на Ближнем востоке, в Африке и других уголках мира, объединяя самых разных людей под одним флагом. Именно это и воспринимается мной как основной драйвер конфликта на Украине.

Культурная идентичность русского мира сконцентрирована в русском языке. Русский язык выражает её, с его потерей теряется и сама русская культура. Об этом  подробно рассказывает Сергей Переслегин. Русский мир не заключается в существовании Российской империи. Он трансграничен и существует, пока люди могут жить и говорить на русском языке.

После распада СССР русскоязычный народ долгое время находился в подавленном состоянии под весом преступлений, совершённых руководством СССР, использовавшего русский язык в качестве главного государственного языка. Возникла иллюзия русских, как главной титульной нации страны. Приняв на себя вину перед другими народами СССР за эти преступления, население России, бездействуя, наблюдало за преследованиями его собратьев в бывших республиках Советского Союза. Во многих из них происходили настоящие этнические чистки.

Вхождение некоторых бывших советских республик под юрисдикцию Евросоюза не исключило общей практики дискриминации русскоязычного населения, которое насильно заставляли выучивать новые языки, лишали гражданства, не допускали к качественным рабочим местам, увольняли из органов власти.

Многие территории, где происходила дискриминация, относились к традиционным местам жизни русскоязычного населения. В частности, на Украине, в отношении русскоязычных граждан, испокон веков проживавших на своей земле, велась политика насильственного перевода на украинский язык, в том числе средств массовой информации, торговых операций и рабочих процессов в государственных органах.

Помню сам, с какой горечью слушал рассказы про «украинизацию» в Крыму. Про «непонятные» инструкции к товарам в магазинах. Как при въезде в Крым, вместе с сотрудниками автоинспекции, мы пытались разобраться, что по-украински написано в украинских правилах дорожного движения.

Разве удивительно, что после долгих лет насильственной украинизации большинство жителей Крыма проголосовало за присоединение к России, а на востоке Украины поднялись сепаратистские настроения?

В отношении Украины дискриминация русского языка терпелась (с выражением возмущения, но без активных действий), пока страна сохраняла своё намерение развиваться и устраивать своё будущее вместе с Россией. Но после революции весной 2014, совершённой под флагами ортодоксальной части украинского общества, возникла опасность, что судьба прибалтийского русскоязычного населения неминуемо постигнет и тех, кто говорит по русски на Украине.

Европейский выбор Украины означал для рускоязычного населения (хоть и под флагами цивилизованного Евросоюза) дальнейшее насильственное лишение родного языка, а значит и потерю огромной части русского мира. Именно эта перспектива заставила большинство россиян молча поддержать присоединение (или «аннексию») Крыма и поддержку сепаратистов на востоке Украины. Именно это обстоятельство заставляет терпеть падение уровня жизни и не самую приятную власть. Вопросы о безопасности, масштабах рынка и прочем (см. предыдущую статью) не являются определяющими в отношении к конфликту на Украине для большинства простых россиян.

Что могло бы изменить ситуацию на Украине? На мой взгляд, это придание русскому языку статуса государственного языка и разворот государственной политики в сторону от дискриминации русскоязычного населения. Такие обстоятельства неминуемо изменили бы отношение к конфликту на Украине среди российских граждан, что затем повлекло бы и смену курса государственной политики.

Однако, судя по шагам нынешней власти, Украина движется совсем в другом направлении. В направлении игнорирования и дискриминации «чужой» культуры. Впрочем, как и евро-американская политика во всем мире…

А мы остаёмся в роли наблюдателей за происходящим на наших глазах скатыванием к новому противостоянию.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *