Некоторые аспекты управления государственными производственными предприятиями

 
07/11/2013

Предметом рассмотрения настоящей статьи является ситуация, связанная с российскими производственными предприятиями, впрямую или косвенно находящимися под контролем государства, а именно управленческий контекст их существования в послеперестроечный период.

Во времена СССР существовали системы главков и министерств, Госплан, где вырабатывались целевые показатели для всей промышленности страны (см. рис.1). Для «государственных предприятий» дела так же обстоят и сейчас, когда Правительством выпускаются директивы с целевыми показателями на среднесрочный период. В некоторых случаях, дополнительно к министерской системе, работой по управлению предприятиями заняты штаб-квартиры различных госкорпораций (позиции на рисунке, обозначенные зелёным цветом).

plants-1_600
Рисунок 1

Существенным отличием является практическая ликвидация институтов, занятых долгосрочным макрорегиональным и отраслевым планированием, обеспечивавших процесс выработки целей и заданий для отдельных отраслей и предприятий, входящих в эти отрасли (позиции на рисунке, обозначенные красным цветом).

Такие институты также курировали разработку новых продуктов и технологий. Их существование обеспечивало управление системным подходом к  организации и функционированию производств, учитывавшим возможности конкретных регионов (человеческие ресурсы, инфраструктура, климат и др.) и осуществлявшим соотнесение с  соответствующими технологическими цепочками и отраслевыми потребностями (прогноз спроса, вопросы обновления основных фондов и технологий, логистика и др.).

Отраслевое планирование, вследствие ликвидации соответствующих институтов, начиная с 1985 года в стране практически отсутствовало. Если в секторе приватизированных предприятий это в некоторых случаях было частично компенсировано переосмыслением управленческого контекста[1] и разработкой долгосрочных стратегий (на 10 – 20 лет), то для производств, оставшихся в госсобственности, временнЫе горизонты планирования сузились до 1 – 3-х лет, в лучшем случае 5 – 10-ти лет.

По данным Минимущества на ноябрь 2013 года в России насчитывается 4140 предприятий в которых есть доля государственной собственности, относящейся к федеральному уровню, из них 1618 государственных унитарных предприятий и 154 стратегических предприятия. Только в Свердловской области находится 15 производственных предприятий, принадлежащих государству (см. Таблицу 1).

Таблица 1 — Производственные предприятия, находящиеся в государственной собственности и расположенные на территории Свердловской области

Название Размер   уставного капитала (рублей) Доля   государства (по состоянию на 2013 год)
ОАО   НПК «Уралвагонзавод» 45 000 000   000 100%
ОАО   «Производственное объединение «Уральский оптико-механический   завод» имени Э.С.Яламова» 5 000 000 000 100%
ОАО   «Уралтрансмаш» 3 000 000   000 100%
ФГУП   «Комбинат «Электрохимприбор» 2 000 000   000 100%
ФГУП   «НПО автоматики имени академика Н.А.Семихатова» 1 000 000 000 100%
ФГУП   «Уральский электромеханический завод» 860 000   000 100%
ОАО   «Прогресс» 208 000   000 100%
ОАО   «Уральский приборостроительный завод» нет   данных 100%
ФГУП   «Производственное объединение «Октябрь» 120 000   000 100%
ОАО   «Уральское производственное предприятие «Вектор» 30 000 000 100%
ОАО   «Уралстроймеханизация» нет   данных, банкротство 100%
ФГУП   «Завод «Уралсельмаш» нет   данных 100%
Инженерный   центр физического приборостроения Уральского отделения РАН   «Физприбор» нет   данных 100%
ФГУП   «Свердловское протезно-ортопедическое предприятие» 5 000   000 100%
ОАО   Красноуральский механический завод НПО «Энергоремонт» (ОАО   «Энергозапчасть») нет   данных  

Как видно на примере Свердловской области в государственной собственности до сих пор сосредоточены крупнейшие производственные активы страны. Связь благосостояния этих предприятий и перспектив их развития с судьбой нашего населения трудно переоценить. На сегодняшний день эти рабочие места в основном обеспечивают занятым на них гражданам лишь минимальные стандарты жизни, что связано с низкой эффективностью их работы из-за неудовлетворительного уровня производительности труда, отсталости технических разработок и высоких накладных расходов. Перспектив изменения этой ситуации не видно из-за фактического отсутствия качественного стратегического управления.

Отсутствие включенности в мировые производственные цепочки, падение уровня технологической проработанности производственных процессов, в т.ч. систем управления издержками и качеством, вкупе с доставшимися от Советского союза высоко энергозатратными зданиями и технологиями, наличием большого количества непрофильных активов, не позволило оставшимся в государственной собственности постсоветским предприятиям выйти на сопоставимые с западными конкурентами показатели экономической эффективности.

Начиная с 2002 года, несмотря на падение доходов в 2008-2010 г.г., Правительство РФ увеличивало финансирование расходов на оборону, в том числе оборонного заказа (см. диаграмму №1), а рост доходов естественных монополий  (см. диаграмму №2) позволял финансировать обновление основных фондов на принадлежащих им производствах.

Диаграмма №1 Динамика доходов бюджета и расходов на оборону (данные в тысячах рублей, источник — Казначейство России, 2013 год – линейная экстраполяция по результатам исполнения за 8 мес.)

plants-3_600
 

Диаграмма №2 Оборот организаций по сферам деятельности естественных монополий (данные в тысячах рублей, источник — Росстат)

plants-4_600

 

В результате, на многих, впрямую или косвенно принадлежащих государству заводах в эти годы велось активное приобретение современного высокотехнологичного оборудования.

Однако, повышение эффективности деятельности предприятий сильно отставало от темпов обновления основных средств. Причиной этого было не только отсутствие на данных предприятиях современных систем технологического инжиниринга и управленческого учёта, но в первую очередь — отсутствие систем комплексного управления этими предприятиями. Как уже было описано выше, институты, обеспечивавшие процесс управления отраслями, были отделены от системы принятия решений и фактически развалились, а их функции не были восприняты действующими органами управления.

Проблема здесь кроется в том, что объекты управления в ликвидированных отраслевых институтах и в структурах производственных предприятий, занимающихся вопросами технологического вооружения/перевооружения (службы главного конструктора, главного технолога и главного инженера) не совпадают.

На российских государственных предприятиях нет структур, которые одновременно занимались бы вопросами планирования отраслевых связей, стратегического развития, мониторинга конкурентной среды, внедрением современных технологий производства, логистикой в сфере поставок сырья, материалов и доставки готовой продукции до потребителя, кадровой политикой (по большому счёту, т.е. с учётом человеческого потенциала территории, вопросов образования, миграции, плановой текучести кадров и т.д.). То есть нет такой службы, где все эти аспекты деятельности могли бы сводиться воедино для анализа и принятия сбалансированных управленческих решений.

Текущее состояние отечественной промышленности демонстрирует, что проблема выработки новых управленческих объектов, адекватных ставящимся задачам, актуальна практически для всех предприятий, особенно для ведущих свою историю из советской действительности. Реконструкция существовавших во времена СССР управленческих объектов и задач, ставившихся по отношению к ним, может быть весьма полезной как для понимания «предметной ориентации менеджмента», так и для выявления дефицита управленческих функций сложившегося к настоящему времени процесса руководства и управления.

Пример применения такого «исторического» подхода описан в статье А.Журавлёва «Возможности употребления понятия «предметные ориентации менеджмента» в оргпроектировочной работе».

Реконструкция управленческих объектов, которыми оперировали отраслевые НИИ и министерства до распада СССР, вместе с изучением хороших образцов зарубежной практики, при использовании современных методологических разработок, может стать одним из основных путей формирования новой эффективной практики управления.



[1] Была создана новая для постсоветских предприятий управленческая функция стратегического планирования, часто возложенная на экономические службы и включающая постановку стратегических целей развития и преобразования, вписанная в общий процесс управления предприятиями. Подробно тема переосмысления контекста управления на частных постсоветских предприятиях в связи с преобразованием их в «компании», как единицы организации хозяйственно-экономической деятельности, раскрыта в статье М.Флямера и Н.Потёмкина «Ещё раз о методологии управления в связи с задачами управления компаниями», Москва, 2013 год.

©

Запись опубликована в рубрике Общее, Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *